Понятие аффилированности юридических лиц при осуществлении процедуры банкротства в соответствии с законодательством РФ

Содержание

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Понятие аффилированности юридических лиц при осуществлении процедуры банкротства в соответствии с законодательством РФ

Аффилированные лица при банкротстве юридических лиц — это люди или организации, которые могут оказывать влияние на деятельность существующих юридических лиц, если последние занимаются осуществлением различных видов предпринимательской деятельности.

Правовая основа

Определение аффилированного лица содержится в положениях статьи 4 Закона РСФСР № 948-1, датированного 22 марта 1991 года. Указанная статья в части абзацев 26-35 даёт определения понятий, связанных с аффилированностью юридических и физических лиц, в том числе, если речь идёт об участии рассматриваемой организации в группе компаний.

Если говорить о процедуре банкротства, которая проводится в соответствии с положениями Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», понятие «аффилированные лица» в нем не используется, так как вместо этого понятия введено другое – «контролирующее должника лицо». Отождествлять два этих термина, с юридической точки зрения, не является правильным, так как аффилированными признаются те субъекты экономических взаимоотношений, которые оказывают влияние на действия организаций, созданных и функционирующих с целью осуществления предпринимательской деятельности. Контролирующим должника лицом, в свою очередь, признаются организация или человек, влияющие на принятие решений в организации или могут каким-либо образом повлиять на те действия, которые совершаются в организации. Однако использование данного термина применимо ко всем организациям, проходящим процедуру банкротства. Таким образом, при всей схожести терминов они имеют определенные различия, поэтому Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» может рассматриваться как основа существования аффилированных лиц только при учете существующих особенностей используемых понятий.

Наиболее распространенная практика привлечения аффилированных лиц в настоящее время известная для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Именно поэтому при рассмотрении вопроса, связанного с функционированием аффилированных лиц, в том числе если речь идет о процедуре банкротства организации, потребуется обратиться к Федеральным законам «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах».

Если вы хотите узнать, как в 2020 году решить именно Вашу проблему, обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

Кто является аффилированным юридическим лицом при проведении процедуры банкротства

Как уже говорилось выше, под аффилированными юридическими лицами при процедуре банкротства следует понимать людей и организации, которые в силу определенным образом сложившихся обстоятельств могут оказывать влияние на те решения, которые принимает организация-должник. Аффилированные лица нередко могут оказать существенное влияние на то, какую финансовую политику проводит конкретная организация, в том числе в части расширения своих активов либо, наоборот, при их сокращении. Однако такие действия рассматриваемых лиц в конечном итоге не несут (или не должны нести) негативных последствий для зависимой организации.

На основании такой замены можно сделать вывод, что при процедуре банкротства определение аффилированного лица и его ключевых признаков происходит в соответствии с положениями статьи 61.10 Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В качестве контролирующего должника лица (или аффилированного лица), то есть лица, которое оказывает или могло оказывать влияние на действия организации, признается человек или юридическое лицо, которое:

  • оказывает влияние на действия организации, в том числе на принимаемые ее руководством решения в части организации и ведения бизнеса;
  • является участником коллегиального органа управления организации либо единственным представителем единоличного органа управления организации;
  • имеет право распоряжаться голосами акций, которые имеют более двадцати процентов веса от всего числа голосующих акций, либо имеет более пятидесяти процентов от общего уставного капитала созданной компании;
  • не имеет прямого влияния на действия, осуществляемые организацией, проходящей через процедуру банкротства, но может влиять на решения, принимаемые руководством такой организации, в том числе на основании родственных или иных аналогичных взаимоотношений.

Кроме того, в качестве основания для рассмотрения в качестве контролирующего или аффилированного лица могут быть использованы другие признаки, которые определяет суд в каждом конкретном случае банкротства.

Основные признаки аффилированных лиц

Для того чтобы при рассмотрении дела о банкротстве в арбитражном суде возможно было представить тех или иных участников процесса в качестве аффилированных лиц, необходимо уточнить, каким признакам такие лица соответствуют. Все признаки аффилированности следует проанализировать на основании статьи 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», а также на основании статьи 61.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». На основании положений указанных статей нормативных актов к основным признакам аффилированного лица при проведении процедуры банкротства относятся:

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему, обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72 .
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57 .
  • должностное или родственное положение по отношению к организации-должнику или физическому лицу-должнику, которое может быть подтверждено документально. Однако данный признак может быть рассмотрен только в том случае, если идет речь об оказании влияния на принимаемые юридическим лицом или человеком решения, имеющие отражение на его финансовом состоянии, а также если такие принятые под влиянием решения привели к банкротству;
  • наличие полномочий, полученных от должника, совершать различные сделки, в том числе по изменению существующей имущественной базы, если такие сделки были осуществлены с умышленной целью приведения к банкротству;
  • если рассматриваемое на предмет признаков аффилированности лицо не связано с должником, но осуществляет или осуществляло оказание влияния на принимаемые решения, например, путем принуждения ответственных должностных лиц;
  • владение не менее, чем двадцатью процентами голосующих акций организации-должника либо соответствующей долей в уставном капитале. Данный признак распространяется как на физических лиц, так и на организации вне зависимости от их форм собственности, если они принимали участие в создании компании-должника либо являются собственниками акций;
  • если организация-должник, которая проходит процедуру банкротства, входит в состав какой-либо финансовой группы или финансово-промышленной группы, то для такой организации аффилированными лицами будут руководители других участников таких групп, в том числе члены советов директоров и представители единоличных органов управления такими организациями;
  • если речь идет о других группах лиц, созданных как объединение по какому-то одному признаку (например, объединение по признаку осуществления финансовой деятельности), то аффилированными должнику лицами будут выступать те лица, которые входят с ним в одну группу по определенному признаку (например, объединение организаций по признаку осуществления сходных хозяйственных функций).

Каждый такой признак суд рассматривает в ходе изучения дела о банкротстве по отношению к каждому предоставленному в списке аффилированному лицу с целью установления правомерности его предоставления в таком списке.

Правила доказывания аффилированности юридического лица

С 2018 года Верховный Суд Российской Федерации сформировал ряд примеров из практики своей Коллегии по арбитражным спорам, в которых формируются правила доказывания аффилированности юридических лиц по отношению к организации-банкроту.

Доказывание позиции аффилированности лежит на том лице, которое выступает в качестве аффилированного (находится в специальном списке).

Необходимость такого доказывания становится актуальной в том случае, если у должника перед аффилированным лицом возникает какая-то задолженность. В этом случае представителю юридического лица, претендующего на установленную аффилированность, необходимо предоставить в суде все доказательства, которыми он располагает.

При доказывании аффилированности компании, которая претендует на такой статус, необходимо раскрыть свои хозяйственно-экономические связи, в том числе с организацией-должником. Кроме того, придется также доказать, что возникшие долги не обладают корпоративной природой возникновения, то есть не возникли вследствие оказания давления аффилированными лицами на организацию, проходящую процедуру банкротства.

Суд рассматривает предоставленные ему материалы (доказывание осуществляется в соответствии с правилами, применяемыми в гражданском и арбитражном процессе) и в соответствующем решении определяет правомерность признания конкретного лица аффилированным к организации-должнику, а также правомерность включения требований такой организации в список требований кредиторов, формируемый при проведении процедуры банкротства.

Последствия аффилированности

Правовые последствия аффилированности юридического лица организации-банкроту зависят напрямую от тех взаимоотношений, которые были выстроены между аффилированным лицом и зависимой компанией.

Кроме того, такой вариант контроля за существующими отношениями аффилированности осуществляется также и в случае, если в списке произошли какие-либо изменения, например, в сторону увеличения.

Что же касается самих аффилированных лиц, то на них действующим законодательством возлагается обязанность о предоставлении данных их зависимым компаниям о том, сколько акций и какого типа акции им принадлежит. Предоставление таких сведений должно осуществляться в срок не более десяти дней с даты приобретения акций либо других манипуляций с акциями. При этом если по причине непредоставления аффилированным лицом данных о манипуляциях с акциями у зависимой организации возникли существенные проблемы, либо если отсутствие такой отчетной информации причинило зависимому лицу ущерб, на аффилированное лицо могут быть наложены штрафные санкции в размере причиненного ущерба.

Правила предоставления акционерными обществами сведений об аффилированных лицах

Так как обязанность вести учет своих аффилированных лиц ложится на плечи всех организаций, которые находятся в таком зависимом состоянии, то и раскрывать информацию о них они обязаны постоянно, в том числе публикацией в сети интернет списков таких аффилированных лиц. Главным образом данная обязанность распространяется на акционерные общества, которые должны не только публиковать такие списки, но и предоставлять их всем своим акционерам в качестве ответа на запрос. Кроме того, при подготовке отчетности общества (контролирующая и периодическая отчетность, подготавливаемая на основании результатов хозяйственной и экономической, а также производственной деятельности) список аффилированных лиц включается в пояснительную записку.

Непубличные акционерные общества обязаны один раз в год публиковать свою бухгалтерскую отчетность в сети интернет с раскрытием списка аффилированных лиц. Данное правило действует в тех случаях, если у такого акционерного общества более пятидесяти акционеров, а также по требованию своих акционеров предоставлять им все необходимые сведения.

Отчеты должны быть опубликованы в течение двух рабочих дней со дня окончания отчетного периода. Если такой день приходится на выходной, то публикация должна быть осуществлена не позднее следующего рабочего дня.

Или задайте вопрос юристу на сайте. Это быстро и бесплатно!

3 решения ВС РФ об аффилированных кредиторах в банкротстве

Статьи по теме

Дружественные кредиторы, участвуя в банкротстве должника, позволяют ему уклоняться от выполнения обязательств. В сентябре 2018 года ВС РФ принял три знаковых решения по таким делам. Эксперты анализируют подходы, которые применил Верховный суд.

За сентябрь 2018 года судебная практика пополнилась новыми судебными актами ВС РФ относительно сомнительных требований кредиторов в лице контрагента и участника должника.

Нельзя не отметить положительную тенденцию в судебной практике по борьбе с аффилированными кредиторами. ВС РФ отчетливо дает понять, что контроль над процедурами банкротства через фиктивную кредиторскую задолженность остается в прошлом. К сожалению, суды нижестоящих инстанций продолжают смотреть на такие дела сквозь призму формализма.

К конкурирующим кредиторам высокий стандарт доказывания применять нельзя

ВС РФ отменил судебный акт, на основании которого взыскатель включался в реестр требований кредиторов должника, по причине сомнительности и недостаточности доказательств, положенных в его основу.

«САНОЙЛ» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании задолженности по договорам поручительства с «Техногрэйд». Право требования «САНОЙЛ» приобрело у поручителей по договорам цессии. «Техногрэйд» не отрицало наличие у него задолженности и указывало лишь на финансовые затруднения, не позволявшие ее погасить. Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен.

Впоследствии на основании заявления «САНОЙЛ» в отношении «Техногрэйд» была введена процедура наблюдения. Позже в реестр требований кредиторов должника были включены требования компании «Хёндэ». Полагая, что решением суда по первоначальному спору между «САНОЙЛ» и «Техногрейд» нарушены ее права и законные интересы как кредитора в деле о банкротстве, «Хёндэ» обжаловала его в апелляционном порядке. Постановлениями суда апелляционной и кассационной инстанций решение суда оставлено в силе.

«Хёндэ» обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ, полагая, что договоры об условиях оплаты поручительств сами по себе не достаточны для вывода о возникновении задолженности, так как в их основе лежат кредитные договоры и договоры поручительства с банком. При отсутствии последних невозможно установить обоснованность требований «САНОЙЛ».

ВС РФ в своем определении указал, что в условиях банкротства должника и высокой вероятности нехватки его имущества для погашения требований всех кредиторов между последними объективно возникает конкуренция по поводу распределения конкурсной массы, выражающаяся, помимо прочего, в доказывании обоснованности своих требований.

Кроме того, суд не освобождается от проверки обоснованности требований кредиторов и в отсутствие разногласий между должником и иными лицами. В делах о банкротстве к кредиторам, заявляющим свои требования, предъявляется, как правило, повышенный стандарт доказывания. В то же время предъявление высокого стандарта доказывания к конкурирующим кредиторам считается недопустимым ввиду их ограниченной возможности доказать необоснованность требования заявляющегося кредитора.

При рассмотрении подобных споров конкурирующему кредитору достаточно заявить убедительные доводы, подтверждающие существенность сомнений в наличии долга. При этом заявляющемуся кредитору не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно он должен обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником.

ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил их на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 20.09.2018 № 305-ЭС18-6622).

Реальность сделки с должником нужно доказать

ВС РФ указал, что незначительный размер доли участника не имеет значения при проверке обоснованности его требований как кредитора должника.

В рамках дела о банкротстве компании «Актера» было заявлено требование кредитора «Золт Ко Лимитед». Требование «Золт Ко Лимитед» основано на заключенных с должником договорах займа. Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, требования кредитора были включены в реестр. При этом в процессе рассмотрения спора временный управляющий, помимо прочего, обращал внимание на то, что компания является участником должника.

ВС РФ с нижестоящими судами не согласился по следующим причинам. При предоставлении заинтересованным лицом доказательств, указывающих на корпоративный характер заявленного участником требования, на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего довода путем доказывания гражданско-правовой природы обязательства. В частности, перечисление крупной суммы без письменного договора на нерыночных условиях (без процентов), длительное непринятие мер по возврату денежных средств не могли не вызвать у суда обоснованные сомнения в экономической целесообразности таких отношений между независимыми юридическими лицами, в связи с чем надлежало проверить вероятность аффилированности сторон займа, потребовать от них раскрытия реальных мотивов совершения сделки.

Ссылку «Золт Ко Лимитед» на незначительную (5%) долю ее участия в деятельности должника судебная коллегия посчитала несостоятельной, поскольку судом установлено, что согласно корпоративным документам должника решения принимаются участниками единогласно независимо от размера доли в уставном капитале должника.

ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил их на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 30.08.2018 № 305-ЭС17-18744 по делу № А40-209015/2016).

Социально значимые объекты должника можно продать только с помощью конкурса

ВС РФ пояснил, что социально значимые объекты, находящиеся во владении должника, нельзя передавать во вновь создаваемое акционерное общество в рамках процедуры замещения активов.

В рамках дела о банкротстве «Вологдаоблкоммунэнерго» состоялось собрание кредиторов должника, на котором в том числе приняты решения о создании на базе имущества должника нового непубличного акционерного общества.

Ссылаясь на то, что в перечень имущества, передаваемого в уставный капитал создаваемого общества, входят социально значимые объекты, «Вологодская сбытовая компания» и налоговая служба обратились с заявлениями о признании недействительными данных решений собрания кредиторов. Отказывая в удовлетворении заявлений, суды трех инстанций указали на принятие оспариваемых решений в пределах установленной законом компетенции собрания кредиторов, а также недоказанность нарушения прав и законных интересов заявителей.

ВС РФ, отменяя судебные акты нижестоящих судов, отметил, что если должнику принадлежат социально значимые объекты, их отчуждение может производиться только в особом порядке с возложением на покупателей обязанности надлежащим образом содержать и использовать эти объекты в соответствии с их целевым назначением. Подобное ограничение по использованию имущества обусловлено, в первую очередь, публичным интересом, связанным с необходимостью сохранения статуса объектов для удовлетворения общественных потребностей. Объекты социальной инфраструктуры могут быть реализованы исключительно путем их продажи на торгах в форме конкурса.

Обособленный спор был направлен на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 30.08.2018 № 307-ЭС15-9487 (4)).

Если кредитор аффилирован с должником

Верховный Суд отказался понижать очередность погашений требований аффилированных с должником лиц при банкротстве.

19.03.2020 | Новая адвокатская газета | Зинаида Павлова

Как пояснил Суд, действующее законодательство о банкротстве не позволяет снизить очередность удовлетворения требований связанных кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Эксперты «АГ» положительно оценили позицию Верховного Суда. По мнению одного из них, она защищает интересы добросовестных аффилированных с должником лиц в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди. Другой эксперт отметил, что в рассматриваемом деле ВС разобрался в ситуации, а не стал «причесывать всех под одну гребенку» корпоративности.

4 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по делу об оспаривании кредитором, являющимся мажоритарным участником группы компаний, куда входил должник-банкрот, отказа суда включить его требования в реестр.

Суды усмотрели злоупотребление правом в действиях кредитора

В 2011 году ООО «Анкор Девелопмент», входящее в группу компаний «Анкор», заключило договор процентного займа с предпринимателем Сергеем Плешковым, являющимся мажоритарным участником этой ГК. Через четыре года стороны подписали договор новации, по условиям которого ИП предоставил обществу денежные средства на сумму 804 млн руб. (невозвращенный остаток составляет 657 млн руб.). Кроме того, между указанными лицами был заключен договор беспроцентного займа на сумму 50 млн руб. (невозвращенный остаток составляет 27 млн руб.), данный договор гражданин подписал как физлицо.

После возбуждения в отношении общества процедуры банкротства Сергей Плешков обратился в суд в качестве предпринимателя и физлица с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности на сумму 684 млн руб. по договорам займа.

Как было установлено судами, должник и другие юрлица (общества «Северная Генподрядная компания» и «Анкор Инвест») были созданы одновременно для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра «Солнечный». Для привлечения денежных средств на строительство объекта ГК «Анкор» заключила кредитные договоры с ПАО «Сбербанк России» (правопредшественник общества «Нефтесервис»), по условиям которых она должна согласовывать с последним любое заимствование денежных средств и гарантий, обеспечивать высокие показатели финансовой устойчивости и предоставлять подтверждающие целевое использование кредитных средств документы (исключительно на финансирование выполненных работ по объекту и на приобретение оборудования для объекта).

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ, а также на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. №35. Так, суд указал на создание между аффилированными лицами искусственного кругооборота денежных средств в виде льготного продолжительного кредитования в форме займов, а также на поведение потенциального кредитора по наращиванию подконтрольной кредиторской задолженности при наличии в этот же период значительной просрочки исполнения обязательств по кредитным договорам.

Впоследствии апелляция отменила это решение и включила в третью очередь реестра требований кредиторов денежные требования Сергея Плешкова на сумму 603 млн руб. Вторая инстанция исходила из того, что условия заключенных должником с банком кредитных договоров не позволяли привлекать заемные средства от иных (независимых) кредиторов и в то же время допускали финансирование со стороны ГК «Анкор», обязательства должника перед которой, в отличие от других кредиторов, субординации не подлежали. Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между Сергеем Плешковым и другим участником ГК Сергеем Васеневым.

В дальнейшем суд округа отменил постановление апелляции. Поддержав выводы суда первой инстанции, кассация указала на злоупотребление Сергеем Плешковым своими правами, поскольку спорные правоотношения фактически направлены на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являются корпоративными.

ВС согласился с позицией апелляции о включении требований в реестр

Со ссылкой на существенные нарушения Сергей Плешков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. После изучения обстоятельств дела №А81-7027/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу о ее обоснованности.

Коллегия пояснила, что действующее законодательство о банкротстве не содержит положений, понижающих очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными. Факт того, что участник должника является его заимодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

При этом Верховный Суд подчеркнул наличие собственной судебной практики, согласно которой при определенных обстоятельствах участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу может быть отказано во включении его требования в реестр, в частности, когда заем прикрывал корпоративные отношения по увеличению уставного капитала (п. 2 ст. 170 ГК РФ) либо когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично не раскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать.

Во избежание путаницы ВС пояснил: «При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и т.п.».

Поскольку в кредитных договорах с банком содержалось в том числе условие о том, что требования участников ГК «Анкор» перед банком не субординируются, включение такого условия может рассматриваться как действия, направленные на заключение впоследствии соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику (ст. 309.1 ГК РФ). Договорившись об этом, банк (и, как следствие, его правопреемник) согласился с тем, что требования участников группы компаний должника могут быть ему противопоставлены без возражений по мотиву необходимости понижения их очередности. «При этом не имеется каких-либо оснований полагать, что данное условие договора не применяется в процедуре банкротства. Напротив, экономические мотивы урегулирования отношений подобным образом обусловлены в первую очередь возможным банкротством заемщика в будущем», – отметил Суд.

С учетом достигнутой с мажоритарным кредитором договоренности по поводу несубординации требований аффилированных к должнику лиц и того, что механизм привлечения средств для строительства ТЦ не скрывался от независимых кредиторов должника, ВС сделал вывод об отсутствии у нижестоящих судов оснований для понижения очередности погашения задолженности перед Сергеем Плешковым.

Также Суд отметил отсутствие в материалах дела доказательств выдачи Сергеем Плешковым займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности. По условиям кредитных договоров, банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника и ГК «Анкор», привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей. Обязательства должника по кредитным договорам обеспечивались поручительствами аффилированных лиц, а также залогом недвижимого и иного имущества.

Следовательно, банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с ГК «Анкор», являясь по сути соинвестором. Более того, в дальнейшем между участниками должника и банком велись переговоры о приобретении последним 51% долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам. Таким образом, банк рассматривал участников должника фактически как своих партнеров по строительству ТЦ.

В связи с этим Верховный Суд РФ вынес Определение №304-ЭС18-14031, которым отменил постановление окружного суда и оставил в силе постановление апелляции.

Позиция ВС защитит добросовестных кредиторов-участников

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что определение ВС РФ имеет безусловно позитивное значение для текущей правоприменительной практики. «Данный судебный акт по сути развеивает миф некоторых правоприменителей, которые полагают, что раз кредитор является аффилированным к должнику, то его требование подлежит субординации, – отметил он. – Данная трактовка позиций Верховного Суда о субординации требований, которые сформированы на протяжении последних двух лет, является ошибочной и не соответствует смысловой нагрузке, которую вкладывал в нее Суд».

По мнению эксперта, ВС справедливо отметил: если участник должника является его заимодавцем, это само по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства: «Верховный Суд в очередной раз призывает суды нижестоящих инстанций отойти от формального подхода в рассмотрении споров и исследовать правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником в каждом случае отдельно».

По словам Антона Макейчука, в противном случае неверное применение положений о субординации обязательств может привести к негативным последствиям в развитии рыночных отношений и дестабилизирует и без того хрупкую экономическую ситуацию на рынке, поскольку участникам (аффилированным лицам) будет крайне невыгодно и рискованно вкладывать свои денежные средства в реализацию тех или иных проектов компании. «Таким образом, отраженная в комментируемом определении ВС позиция направлена на защиту добросовестных кредиторов-участников (аффилированных лиц) в делах о банкротстве, позволяя им получить вложенные денежные средства наравне с иными кредиторами третьей очереди», – отметил эксперт.

Наш комментарий:

Ольга Жданова, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Арбитражный управляющий, руководитель группы практик «Корпоративное право и банкротство» Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Ольга Жданова отметила, что в последнее время практика судов складывалась таким образом, что кредитору, аффилированному с должником, включиться в реестр требований было практически невозможно.

По мнению эксперта, такая ситуация, с одной стороны, прекратила многочисленные нарушения со стороны недобросовестных собственников по выводу активов и установлению контроля над банкротством. Но с другой стороны, это создало явный перегиб в пользу независимых кредиторов по сравнению с аффилированными. «В юридическом сообществе все чаще можно было увидеть мнения о бесконтрольном нарушении прав таких кредиторов по единственной причине – связанности с должником, пояснила Ольга Жданова. – Вышеуказанное определение Суда можно расценивать как позитивное в плане того, что суд все же разобрался в ситуации, а не стал “причесывать всех под одну гребенку” корпоративности».

Эксперт полагает, что банк действительно создал определенные условия кредитования, при которых включение аффилированного кредитора в реестр наравне с другими, носит справедливый характер. При этом она с сожалением отметила, что «для достижения этого результата кредиторам пришлось дойти до Верховного Суда, а нижестоящие суды, не пытаясь разобраться в ситуации, автоматически применяют сложившуюся практику, “выкидывая” из реестра любого хоть как-то аффилированного с должником кредитора».

Понятие «аффилированные лица» в системе законодательства Российской Федерации и проблемы его применения

Дата публикации: 07.06.2018 2018-06-07

Статья просмотрена: 1421 раз

Библиографическое описание:

Чумакова О. Т. Понятие «аффилированные лица» в системе законодательства Российской Федерации и проблемы его применения // Молодой ученый. — 2018. — №23. — С. 156-158. — URL https://moluch.ru/archive/209/51239/ (дата обращения: 04.11.2019).

Понятие «аффилированные лица» введено в оборот в Российской Федерации достаточно недавно. Так, первое упоминание об аффилированных лицах содержалось в Указе Президента РФ от 07.10.1992 г. № 1186 «О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий». Несколько позже в 1998 г. статьей 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 г. № 948–1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» было введено легальное определение понятия «аффилированные лица». Следует отметить, что вышеназванный Закон РСФСР действует и по настоящий день именно в части ст. 4, закрепляя определение понятия аффилированности. Само же определение нисколько не видоизменилось с момента его введения в оборот. Следует разобраться, насколько оправдывает себя такая «статика».

Во-первых, рассматриваемое понятие закреплено в законе, регулирующем антимонопольные правоотношения. Так, например, в действующем в настоящее время Федеральном законе от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», аффилированные лица упоминаются лишь в ст. 6. По своей сущности и значимости понятие аффилированности более соотносится с гражданско-правовыми правоотношениями в сфере корпоративного права. И находит свое применение преимущественно в данной сфере.

Во-вторых, на практике возможны случаи фактической аффилированности, не предусмотренной законом (перечень категорий аффилированных лиц в ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 г., является закрытым). Чем в таком случае следует руководствоваться судам при разрешении спорных вопросов: исключительно буквой закона или же фактическими обстоятельствами?

До 2012 года судебная практика складывалась неоднозначно. Одни суды выносили решения, опираясь исключительно на положения законов, другие же учитывали фактические обстоятельства дела, усматривая в отношениях лиц признаки аффилированности. Решение данной проблемы было предложено Конституционным Судом РФ, который в своем Определении от 01.11.2011 г. № 1486-О-О, вынесенном по жалобе гражданина Сатарова Шавката на нарушение его конституционных прав положениями п. 1 ст. 81 и п. 1 ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» указал, что при вынесении решения арбитражные суды не должны ограничиваться лишь формальным применением установленных законодательством условий, они должны учитывать и оценивать всю совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В дополнение к этому, адаптируя понятие «аффилированных лиц» к современным условиям, 22.03.2012 г. было издано Постановление Президиума ВАС РФ № 14613/11, в котором говорилось о том, что «для целей применения положений п. 1 ст. 81 Закона об обществах статус индивидуального предпринимателя или занятие предпринимательской деятельностью не требуются ни для физических лиц, по отношению к которым устанавливаются аффилированные лица, ни для самих аффилированных лиц».

Следует отметить, что конкретизация положений, относящихся к аффилированным лицам, была осуществлена на уровне рекомендаций «высоких» судов, а не на законодательном уровне.

В-третьих, рассматривая такое основание признания лиц аффилированными как «принадлежность к той группе лиц, к которой принадлежит это юридическое, физическое лицо», можно отметить множество пробелов, «недоработок» законодателя.

Само понятие «группа лиц» содержится в ст. 9 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Условно, по изложенным в п. 1 ст. 9 ФЗ № 135-ФЗ «О защите конкуренции» признакам, физических и юридических лиц можно разделить на 2 группы:

– группа, образованная на основании связи лиц с самим обществом;

– руппа, объединяющая несколько групп на основании наличия в каждой группе единого члена.

Группа, образованная на основании связи лиц с самим обществом, может основываться на контроле (п. п. 1–3, 5,6 ч. 1 ст. 9 ФЗ № 135-ФЗ «О защите конкуренции» или на иных основаниях (п. 4, 7 ч. 1 ст. 9 ФЗ № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

Группа, объединяющая несколько групп на основании наличия в каждой группе единого члена представлена п. 8 ч. 1 ст. 9 ФЗ № 135-ФЗ «О защите конкуренции». В свою очередь данный вид группы лиц можно разделить на два подвида:

Особый интерес представляет основание признания лица аффилированным по п. 7 «физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры». Сложность заключается в том, что в объективно складывающиеся связи вмешиваются субъективные отношения. Законодатель четко определил перечень лиц, наличие родственных связей с которыми обуславливает отношения аффилированности. На практике часто суды вынуждены выходить за рамки, очерченные законом, поскольку фактически аффилированные друг другу лица, находясь в родственных, близких отношениях используют пробелы законодательства для совершения взаимовыгодных сделок. Так, Определением Арбитражного суда г. Москвы от 25.05.2018 г. по гражданскому делу № 40–60987/15–18–264 Б аффилированными друг другу признаны должник по оспариваемым сделкам и конечный приобретатель имущества, который является должнику зятем. Тем самым суд установил отношения аффилированности по фактическим обстоятельствам, выйдя за рамки, очерченные законодателем.

Также, может наблюдаться и косвенная аффилированность — «аффилированность через третьих лиц».

При этом могут наблюдаться следующие связи между лицами, входящими:

– в группу лиц с лицом, входящим в группу лиц юридического лица.

– в группу лиц с лицом, в группу лиц которого входит лицо, входящее в группу лиц с юридическим лицом.

Помимо вышеназванных проблем наблюдается и ряд других, связанных с недостатками правовой регламентации рассматриваемой категории. Так, аффилированные лица, используя имеющиеся пробелы в законодательстве, могут, например, манипулировать ценами совершаемых сделок, манипулировать участниками корпораций и т. д.

Недостатки правовой регламентации, способствовали внесению 05.03.2014 г. законопроекта № 465949–6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» (об определении аффилированных лиц и признании утратившим силу Закона РСФСР № 948–1 от 22 марта 1991 г.). Данный законопроект был зарегистрирован и направлен на предварительное рассмотрение в профильный комитет Государственной Думы. Ответственным комитетом было принято решение о представлении законопроекта в Совет Государственной Думы (дата события не определена). Суть данного законопроекта сводится к тому, чтобы внести изменения в Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», дополнив его ст. 4 п. 23. А также дополнить данный Федеральный закон № 135-ФЗ ст. 9.1, в которой были бы перечислены аффилированные лица юридического лица и аффилированные лица физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Причем перечень таких лиц идентичен перечню, содержащемуся в ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 г. № 948–1.

Интересно, что несмотря на то, что законопроект был внесен в 2014 г., он и по настоящее время не был рассмотрен и принят Государственной Думой даже в первом чтении. Учитывая то, что его суть сводится к тому, чтобы перенести существующие нормы из Закона РСФСР № 948–1, который действует только в части одной статьи, устанавливающей понятие и перечень аффилированных лиц, в действующий Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» не внося каких-либо изменений в содержание нормы, то можно с полной уверенностью утверждать, что данный законопроект не сможет решить существующих проблем в правоприменительной практике. Представляется, что изменения в законодательство должны быть внесены в несколько ином виде, в частности внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, что приведет к исключению из антимонопольного законодательства, не свойственного ему понятия.

Подытоживая вышесказанное, заметим, что, понятие «аффилированные лица» имеет свое четкое легальное определение, закрепленное в ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 г. № 948–1. Однако это определение несовершенно и требует доработки, изменений, поскольку аффилированные лица, используя существующие пробелы законодательства в регламентации их правового положения, совершают экономически выгодные для них действия, попирая интересы третьих (заинтересованных) лиц.

Борьба с аффилированными кредиторами в банкротстве. Новые подходы

Проблема аффилированной задолженности заключается в том, что такая задолженность решает цели и задачи должника и лиц, извлекающих выгоду из его банкротства, как правило, в ущерб интересам остальных участников банкротного процесса. В данной статье описываются категории аффилированных кредиторов и их особенности, а также приводятся примеры из последней судебной практики по вопросу противодействия аффилированным кредиторам.

Исключительно важен подход судов к рассматриваемому вопросу, поскольку действующее законодательство содержит крайне малоэффективные механизмы борьбы с аффилированными кредиторами. Таким образом, в условиях слабого законодательного регулирования, последнее слово пока что остается за судебной практикой.

Аффилированность сторон в деле о банкротстве не всегда сопровождается формально-юридическими связями между ними. Суды считают, что к требованию такого кредитора следует применить еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга, а суд – проверить по существу данные о фиктивности договоров, положенных в основу требования, в том числе исследовать всю производственную цепочку и закупочные взаимоотношения с третьими лицами, а также экономическую целесообразность таких сделок.

В сложившейся судебной практике по делам о банкротстве можно условно выделить следующие виды аффилированных кредиторов, которые путем установления денежных требований к должнику пытаются достичь тех или иных целей в деле о банкротстве. Для удобства восприятия я поименовал их следующим образом:

  • кредиторы-инициаторы;
  • кредиторы-контролеры;
  • участники должника;
  • текущие кредиторы.

Кредиторы-инициаторы

Как правило, размер фиктивной задолженности перед кредитором-инициатором является символическим – чуть более трехсот тысяч – этого достаточно для запуска процесса банкротства. При этом аффилированный кредитор может сэкономить на оплате госпошлины при подтверждении такой задолженности в исковом порядке.

Довольно популярным на сегодняшний день механизмом борьбы с такими кредиторами является погашение их требований в порядке суброгации добросовестным кредитором. При этом добросовестный кредитор приобретает права требования к должнику и к нему переходят все процессуальные права первоначального заявителя по делу о банкротстве. В случае уклонения кредитора-инициатора от получения исполнения допускается перечисление денежных средств на депозит нотариуса.

Судебная практика говорит о том, что такие защитные меры добросовестного кредитора не являются злоупотреблением правом, если, например, установлены следующие обстоятельства (Определение ВС РФ от 26.03.18 № 305-ЭС17-18572):

  • взыскание долга в пользу заявителя и инициирование дела о банкротстве произошло практически одновременно;
  • размер задолженности немногим больше порогового значения для инициирования дела о банкротстве;
  • из судебного акта не представляется возможным установить основание требований заявителя (например, если дело было рассмотрено в упрощенном или приказном порядке).

Безусловно, перечень не является исчерпывающим. Добросовестному кредитору необходимо обосновать суду, что он действует в целях защиты своих прав, а не с целью саботировать признание должника банкротом. Так, например, признается неправомерным частичное погашение основной суммы задолженности до уровня, не позволяющего инициировать открытие производства по делу о банкротстве (Определение ВС РФ от 29.03.18 № 307-ЭС17-18665).

Кредиторы-контролеры

Кредиторы-контролеры блокируют решения, важные для остальных миноритарных кредиторов, и зачастую такие действия противоречат здравому смыслу и интересам самого кредитора-контролера, действуй он добросовестно. Например: утверждение невыгодного положения о продаже имущества должника или утверждение дополнительных необоснованных расходов на процедуру и т. п.

Для включения задолженности в реестр кредитору-контролеру не нужно предварительно подтверждать ее судебным решением, однако отсуженный фиктивный долг выглядит все же солиднее. По объективным причинам добросовестным кредиторам и арбитражному управляющему сложно обжаловать такой судебный акт, поскольку они не являлись участниками спора.

Верховный суд разъяснил, что при обжаловании такого решения заявитель должен указать такие доводы, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться в достаточности и достоверности доказательств, представленных должником и дружественным кредитором, а суд при этом должен оказывать заявителю всяческое содействие: создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств, и т. п. (Определение ВС РФ от 05.02.17 № 305-ЭС17-14948):

Обстоятельствами, свидетельствующими о том, что интересы должника и дружественного кредитора совпадают, могут являться:

  • предоставление минимально необходимого набора доказательств;
  • пассивность сторон при опровержении позиций друг друга;
  • признание сторонами обстоятельств дела или признание ответчиком иска.

Участники должника

Однако, устанавливая задолженность, участники не всегда преследуют цель контроля над процедурой. Включение в реестр требований кредиторов помогает участнику получить доступ к информации и материалам дела о банкротстве, поскольку возможности влиять на процедуру банкротства и доступ к информации в ней у участника сильно ограничены.

При этом, учитывая особый статус участника, а именно то, что его заинтересованность в судьбе должника вытекает из самой сути его участия, при рассмотрении требований участников применяется более строгий стандарт доказывания. Участники должны не только представить явные и убедительные доказательства наличия и размера задолженности, но и опровергнуть наличие у такой задолженности корпоративной природы (Определение ВС РФ от 04.06.18 № 305-ЭС18-413).

В частности, существует практика переквалификации судом требования участника из договора займа в виде пополнения оборотных средств в фактическую докапитализацию должника. Суд сделал вывод о том, что требование участника не может быть уравнено с требованиями независимых кредиторов, поскольку вне зависимости от того, каким образом оформлена докапитализация, она по существу опосредует увеличение уставного капитала (определение ВС РФ № 310-ЭС17-17994 от 21.02.2018).

Текущие кредиторы

Очень часто такие требования усиливаются решением суда. Требования к должнику текущего характера рассматриваются не в деле о банкротстве, а в общеисковом порядке и, при наличии заинтересованности сторон, полностью признаются должником. Благодаря наличию исполнительного листа в результате осуществления подобной схемы денежные средства с расчетного счета должника списываются в безакцептном порядке.

В описанном ниже случае из судебной практики (Определение ВС РФ от 11.09.17 № 301-ЭС17-4784) Верховный суд сделал ряд важных выводов, которые помогут добросовестным кредиторам противостоять фиктивной текущей задолженности, а именно:

  • важное значение для рассмотрения вопроса имеет то обстоятельство, что должник (ответчик по иску) признает иск. Суд указал, что для создания видимости долга в суд могут быть представлены внешне безупречные доказательства исполнения по существу фиктивной сделки. Реальной целью сторон сделки может быть, например, искусственное создание задолженности должника-банкрота для последующего распределения конкурсной массы в пользу дружественного кредитора;
  • к кредитору, оспаривающему наличие такой задолженности, применяется низкий стандарт доказывания. Суд учел, что конкурирующий кредитор не является стороной сделки, в силу чего объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования текущего кредитора. В данном случае достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга.

Резюмируя вышесказанное, нельзя не отметить положительную тенденцию в судебной практике по борьбе с аффилированными кредиторами. Отбросив формальный подход суды (правда пока еще высших инстанций) отчетливо дают понять, что контроль над процедурами банкротства через фиктивную кредиторскую задолженность остается в прошлом.

Хочется выразить надежду, что разработанный инструментарий будет чаще использоваться судами первых инстанций, что существенно сократит сроки процедур банкротства и, следовательно, судебные издержки их участников.

Научитесь составлять управленческую отчетность в нашем новом онлайн-курсе. Собственники готовы платить за управленческие отчеты больше, чем за налоговые. Дадим алгоритм настройки отчетов и покажем, как встроить их в ваш повседневный учет.

Обучение дистанционно. Выдаем сертификат. Записывайтесь на курс «Все про управленческий учет: для бухгалтера, директора и ИП». Пока за 3500 вместо 6000 руб.

Банкротство юридических лиц: понятие, стадии, признаки, ответственность

Как «обанкротить» свое предприятие в условиях тяжелых финансовых обстоятельств? Кому необходима эта процедура? Каковы последствия банкротства юридических лиц? Ответы на эти и другие вопросы, связанные с банкротством организаций, будут даны в этой статье.

Банкротство юридических лиц перестанет быть проблемой, если обратиться за помощью к опытным юристам нашей компании. Гибкие цены, эффективная помощь в самых сложных ситуациях.

Понятие банкротства юридического лица

Понятие “банкротство” применяется к юридическим лицам по каким-либо причинам, потерявшим способность к погашению в полном объеме задолженности перед кредиторами или налоговыми органами.

Признается банкротом юр. лицо исключительно арбитражным судом.

Обратиться в суд, для признания юр. лица банкротом может как сама организация-должник, так ее сотрудники или кредиторы.

Сама процедура банкротства, достаточно трудоемкий процесс, требующий хорошего уровня законодательной осведомленности.

Для подачи заявления на признание банкротом юр. лицом, необходимо соблюдение следующих условий:

  • сумма задолженности более 300 тыс. руб.
  • срок неуплат превышает 3 месяца

Не признаются банкротами политические и религиозные организации, а также муниципальные учреждения. Банкротятся исключительно коммерческие организации.

Предпосылки и причины банкротства юр. лиц

В условиях экономического кризиса, предприятия, достаточно часто попадают в затруднительное финансовое положение, перестают платить налоги и оплачивать другие счета, например, партнерам и прочим организациям. Понимая плачевность своего положения, учредитель может принять решение о прохождении процедуры банкротства.

Долги предприятий бюджетным организациям и нежелание решать ситуацию самостоятельно, часто вынуждают налоговые органы подавать заявление в арбитражный суд, для признания должника банкротом.

Это могут делать и кредиторы, но они не всегда обладают достаточными сведениями о состоянии платежеспособности должника.

Признаки банкротства юридических лиц

Согласно ст.65 ГК РФ, юридическое лицо, для законного банкротства, должно иметь следующие признаки:

  • Организация-должник неспособна в полном объеме удовлетворить денежные обязательства перед кредиторами;
  • Организация-должник неспособна удовлетворять денежные обязательства перед фондами и налоговыми органами.

Основными задачами банкротства юр. лиц считаются: погашение долгов перед кредиторами и создание необходимых условий для возобновления деятельности юр. лицом.

Виды банкротства юридических лиц

Реальное. Данное положение подразумевает действительную неспособность организации к восстановлению платежеспособности вследствие тех или иных причин, из-за которых был потерян капитал. Это законное основание для объявления юридического лица банкротом. Является такая ситуация, следствием малоэффективного управления.

Временное. Наступает в ситуации, когда актив баланса повышается над пассивом. Так же причиной может стать большая дебиторская задолженности организации. Ситуация разрешается при административном и внешнем управлении. Со временем платежеспособность предприятия восстанавливается.

Умышленное. Это ситуация, когда преследуя свои интересы, предприятие своим руководством доводится до состояния неплатежеспособности. Таки действия влекут за собой административную и уголовную ответственность.

Фиктивное. Руководство предприятия, для получения рассрочек от кредиторов, объявляет себя неплатежеспособным, не имея на то законных оснований. Также преследуется законом.

С чего начинается процедура

Для начал процедуры необходимо внимательно изучить актуальный закон о банкротстве. Ниже приведены этапы банкротства юр. лиц.

Заявление на банкротство юридического лица

Как уже было сказано выше, заявление на признание юридического лица банкротом, может подать как должник, так и кредитор.

Что делать в ситуации подачи заявления должником, то есть юридическим лицом, оказавшимся в тяжелой финансовой ситуации, и добровольно принявшим решение о прохождении процедуры банкротства?

Физическое лицо, представляющее организацию, претендующую на банкротство, подает заявление в арбитражный суд. Заявление это в обязательном порядке должно быть завизировано учредителем компании, которой в согласии с уставом фирмы имеет на это право. Вероятнее всего – это и есть сам владелец фирмы.

Заявление должно содержать следующие сведения:

  • Наименования арбитражного суда;
  • Сумма общей задолженности перед кредиторами;
  • Требования кредиторов;
  • Данные о причинах финансовых затруднений;
  • Документы для списания долгов с юр. лица;
  • Сумма вознаграждения арбитражному управляющему.

Вознаграждение финансовому управляющему выплачивают из средств, вырученных от продажи имущества должника. Чем выше сумма, выплачиваемая арбитражному управляющему, тем меньше остается кредиторам и другим заинтересованным лицам.

Что касается самого заявления, его заполнение лучше доверить специалисту, хорошо знакомому с процедурой банкротства. В таком случае ошибки, издержки и время, необходимое для начала процедуры, – будут сведены к минимуму

Стадии банкротства юр. лица

После подачи заявления в арбитражный суд, производится финансовая оценка ситуации, и запускаются стадии банкротства: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение. Протекают эти стадии индивидуально, но порядок их схож почти всегда. Рассмотрим их по порядку.

Наблюдение

На первом этапе, который называют наблюдением, производят финансовую оценку банкротящегося предприятия. Наблюдение вводят в случае признания судом обоснованности заявления на признание юридического лица банкротом (ст 48 ФЗ от 26.10.02г. №127-ФЗ «О несостоятельности»).

Наблюдение, согласно закону, не может превышать семи месяцев.

Цель этого этапа, определить и оценить финансовое положение предприятия. Составляется перечень взысканий с должника, после чего назначается дата первого собрания.

На основании этого этапа делаются выводы относительно необходимости в процедуре банкротства.

Финансовое оздоровление

Следующим шагом, является назначение финансового управляющего. Финансовый управляющий, с момента его назначения занимается контролем организации, и ее управляющего органа. Некоторые сделки, могут быть заключены исключительно с одобрения и письменного согласия управляющего.

Финансовый управляющий наделяется полномочиями, прописанными в законе. На этапе финансового оздоровления, организация-должник будет ограничена в нескольких сферах деятельности, а именно: нельзя открывать филиалы или представительства; не разрешены реорганизационные действия и создание структурных предприятий.

Финансовым оздоровлением достигается экономическая стабильность и как следствие восстанавливается платежеспособное состояние. Благодаря финансовому оздоровлению составляются планы погашения задолженностей и начисляются проценты, для того, чтобы учесть интересы кредиторов.

Внешнее управление

Внешнее управление, может проводиться одновременно с предыдущими двумя стадиями процедуры банкротства физ. лиц. Оно, также направлено на восстановление платежеспособности предприятия. На той стадии, руководитель организации – должника, временно отстраняется от руководства и вместо него назначают временного внешнего управляющего. Внешний управляющий назначается на 12 месяцев, в исключительных ситуациях этот срок может быть продлен еще на 6 месяцев.

Этот этап характеризуется полномочиями внешнего управляющего. В его ведение переходит управление фирмой-должником, вся бухгалтерская, юридическая и налоговая отчетность. Также на этой стадии подлежат отмене предписания по уплатам кредитной задолженности, и на их погашения вводится запрет.

Организация – должник продолжает ведение деятельности, но все операции, сумма которых больше 20% актива, могут быть совершены только с разрешения общего собрания кредиторов.

Внешний управляющий, на данной стадии, может принять решение о несостоятельности предприятия и через суд, организация – должник может быть признана банкротом. Также управляющий может напротив, приостановить процедуру банкротства и принять решение о возобновлении оплат кредиторам.

Конкурсное производство

Это завершающий этап признания юридического лица банкротом. На основании решения арбитражного суда, принимается решенияе о несостоятельности предприятия и назначается конкурсный управляющий.

Конкурсный управляющий наделяется полномочиями, согласно действующему законодательству.

В круг его обязанностей входить контроль распределения активов организации пропорционально, между всеми кредиторами.

Этот этап процедуры считается последним, поскольку финалом его является признание предприятия банкротом.

На время конкурсного производства, все руководство предприятия, в том числе его учредители, отстраняются от дел фирмы. Процедура конкурсного производства, как правило, продолжается не более года, но в исключительных случаях, по решению арбитражного суда, ее могут продлить еще на 6 месяцев.

Основанием для запуска конкурсного производства и признания предприятия несостоятельным, может быть только решение арбитража. По его же решению назначается конкурсный управляющий, контролирующий все дальнейшие действия в фирме.

Конкурсное производство может быть закрыто арбитражным судом, при предоставлении конкурсным управляющим отчета о проделанной работе. Суд может постановить, исходя из отчета, что кредитная задолженность считается погашенной и фирма – должник признается банкротом.

Мировое соглашение

Особым этапом признания юридических лиц банкротами, можно назвать мировое соглашение. Этот этап может наступить в любой момент процедуры банкротства, даже на стадии конкурсного производства.

Вообще, мировое соглашение – это наиболее благоприятное решение, любой процедуры несостоятельности.

Мировое соглашение характеризует достижение договоренности между предприятием и кредиторами. Сторонами подписывается двусторонний документ, в котором указываются условия, на которые согласны и кредиторы и предприятие, удовлетворяющие интересы обеих сторон.

Это соглашение, в обязательном порядке, должно быть одобрено арбитражным судом, в котором было открыто дело о несостоятельности юридического лица.

Когда решение о мировом соглашение принято, все санкции относительно должника прекращаются. Восстанавливается возможность уплаты по кредитным обязательствам и снимается контроль за финансовой деятельностью юридического лица.

Чем раньше заключено мировое соглашение, тем меньше трудностей возникнет у сторон. Если договоренность была достигнута на ранних этапах ведения процедуры банкротства, привлекать посторонних управляющих не придется. Также сама процедура, трудоемкая и утомительная, прекращается.

Мировое соглашение, как уже было сказано выше, достигается подписанием соответствующего документа. Подписывается он со стороны кредиторов – избранным общим собрание представителем, а со стороны должника – лицом, наделенным полномочиями в соответствии со своими должностными обязанностями.

Правовая ответственность банкротства

Юридические последствия банкротства или несостоятельности, наступают для всех юридических лиц кроме государственных учреждений, политических партий и религиозных объединений.

Закон о признании юридических лиц несостоятельными предусматривает не только ликвидацию таких предприятий, но и антикризисные меры, целью которых служит содействие в восстановлении платежеспособности организации-должника. Для этого и существуют такие этапы, как наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление. Эти меры, а также заключение мирового соглашения, также являются целью при ведении дела о банкротстве.

Если арбитражный суд принимает решение о признании юридического банкротом, предприятие ликвидируется с помощью конкурсного производства, которое длится максимум полтора года. (Гражданский Кодекс Российской Федерации ст. 61. п 4)

Последствия банкротства юридического лица

  • С даты признания юридического лица несостоятельным, прекращаются начисления процентов по кредитным обязательствам. В это же время, все данные, в том числе финансовые перестают быть конфиденциальными и подлежат огласке.
  • Руководитель лишается полномочий.
  • Конкурсный управляющий наделяется полномочиями руководителя. Назначается он арбитражным судом. Контролирует конкурсного управляющего комитет кредиторов.
  • За счет конкурсной массы (имущество, выявленное в ходе конкурсного производства), погашается задолженность перед кредиторами.

Отдельные категории юр. лиц процедуру банкротства проходят в соответствии со специальными законами. К таким юридическим лицам относятся: градостроительные, сельскохозяйственные, финансовые, стратегические и субъекты естественных монополий. Особенности их банкротства прописаны в ст. 168 169-201 Закона о банкротстве юридических лиц.

Проведем банкротство юридических лиц с максимальным соблюдением интересов собственников. В любой сложной ситуации с долгами – доверьте ведение банкротства профессионалам.

Статья 19. Заинтересованные лица

1. В целях настоящего Федерального закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются:

лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ “О защите конкуренции” входит в одну группу лиц с должником;

лицо, которое является аффилированным лицом должника.

2. Заинтересованными лицами по отношению к должнику – юридическому лицу признаются также:

руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника;

лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в абзаце втором настоящего пункта, в отношениях, определенных пунктом 3 настоящей статьи;

лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.

3. Заинтересованными лицами по отношению к должнику – гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, заинтересованными лицами по отношению к арбитражному управляющему, кредиторам признаются лица в соответствии с пунктами 1 и 3 настоящей статьи.

Комментарий к Ст. 19 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Действующее законодательство определяет особый режим совершения так называемых сделок с заинтересованностью. Например, Федеральный закон “Об акционерных обществах” включает в себя отдельную главу XI “Заинтересованность в совершении обществом сделок” (ст. ст. 81 – 84). Данный Закон установил особый порядок принятия решения органами управления акционерным обществом относительно совершения (или несовершения) сделок, в которых имеется заинтересованность кого-то из членов совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, либо иных лиц, занимающих должности в органах управления общества, либо акционеров, владеющих совместно со своими аффилированными лицами 20 или более процентами голосующих акций. В этом случае по общему правилу решение о совершении сделки принимается советом директоров (наблюдательным советом) акционерного общества большинством голосов. При этом голоса директоров, заинтересованных в заключении сделки, не учитываются.
——————————–
СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Вместе с тем понятие “аффилированные лица” в Федеральном законе “Об акционерных обществах” отсутствует, вместо определения указанного понятия имеется отсылка к антимонопольному законодательству. На практике круг аффилированных лиц определяется исходя из ранее сложившихся подходов в законодательстве о приватизации: к аффилированным обычно относятся лица, которые в силу приобретения определенного пакета акций данного общества, либо своего должностного положения в обществе (члена совета директоров (наблюдательного совета), исполнительного органа), либо в силу иных факторов (например, руководство со стороны управляющей компании) могут в той или иной мере контролировать деятельность общества .
——————————–
См.: Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под ред. Г.С. Шапкиной. М.: БЕК, 1996. С. 211 – 212.

2. В отличие от законодательства о юридических лицах, Закон о банкротстве не мог ограничиться отсылочными нормами и расплывчатыми понятиями и категориями. Поэтому, например, такое понятие, как “аффилированные лица”, вовсе не употребляется в комментируемой статье 19 Закона О банкротстве (несостоятельности).

Данное обстоятельство продиктовано серьезностью последствий определения той или иной сделки должника, находящегося в процессе банкротства, как сделки, совершенной с заинтересованностью. В соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего (а в период конкурсного производства – конкурсного управляющего) в случае, если в результате исполнения этой сделки кредиторам были или могут быть причинены убытки. Принимая во внимание такой жесткий подход, Закон о банкротстве должен включать в себя нормы, позволяющие четко определять круг заинтересованных лиц.

3. Круг заинтересованных лиц, названных в Законе о банкротстве, дифференцируется на юридических и физических лиц.

К заинтересованным юридическим лицам относятся материнские и дочерние по отношению к должнику организации, которые признаются таковыми по правилам, установленным гражданским законодательством. В соответствии со ст. 105 ГК РФ хозяйственное общество (общество с ограниченной или с дополнительной ответственностью, акционерное общество) признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

4. В качестве заинтересованных физических лиц п. 1 комментируемой статьи признает прежде всего руководителя должника, а также некоторые иные категории должностных лиц должника – юридического лица, входящие в его органы управления либо занимающие определенные должности. При этом признание указанных лиц заинтересованными не изменяется в связи с тем обстоятельством, что в настоящий момент они не исполняют данные обязанности, при условии, что они были освобождены от их исполнения в пределах года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве.

5. Следующая категория заинтересованных лиц определена в п. 2 комментируемой статьи 19 ФЗ N 127 «О несостоятельности (банкротстве)» по отношению к руководителю должника и иным физическим лицам, входящим в состав органов управления должника – юридического лица либо занимающим определенные должности. К числу таких заинтересованных лиц относятся супруги названных физических лиц, а также их родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры и братья и их родственники по нисходящей линии, а также сестры и братья супругов.

6. Таким же образом определяются заинтересованные лица в отношении арбитражного управляющего либо кредиторов в тех случаях, когда Закон о банкротстве придает данному обстоятельству правовое значение. Например, Законом о банкротстве 1998 г. (п. 2 ст. 76) предусмотрено, что в период внешнего управления сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания (комитета) кредиторов, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве или планом внешнего управления. При этом сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица в отношении внешнего управляющего или конкурсного кредитора (п. 4 ст. 76).

Источники:
http://www.arbitr-praktika.ru/article/2360-3-resheniya-vs-rf-ob-affilirovannyh-kreditorah-v-bankrotstve
http://www.intellectpro.ru/press/commenters/esli_kreditor_affilirovan_s_dolzhnikom/
http://moluch.ru/archive/209/51239/
http://www.klerk.ru/buh/articles/477201/
http://xn--80ajpfhbgomfh1b.xn--p1ai/blog/bankrotstvo-yur-lic/ponyatie-stadii-priznaki-otvetstvennost/
http://zakonobankrotstverf.ru/glava-1/statya-19
http://assistentus.ru/buhuchet/inventarizacia-zadolzhennostej/

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию